вторник, 27 марта 2012 г.

А что если до конца твоего существования осталось всего 13 часов (прочитайте, не пожалеете)


14 июля. 8-00.
- У нас в доме есть кофе? – спросил я.
- Банка на холодильнике, – получил я ответ из соседней комнаты.
- А сливки?
- А сливки стоят в холодильнике.
- А сахар где?
- Ты что, первый день живёшь в этом доме что ли? – в её голосе уже присутствовала нотки раздражённости.
- Я же спокойно спросил «где сахар?»
Она вошла на кухню, взяла сахарницу, которая стояла прямо передо мной, и язвительно выдала:
- А вот и сахар, глаза разуй!
- У тебя настроение с утра, что ли плохое?
- Угадай с трёх раз кто мне его испортил!
- Не повышай тон, малыша разбудишь.
- Зануда! – сказала она и вышла из кухни.



Я сидел за столом с кружкой кофе и думал о том, что же происходит в наших отношениях.
Наверно мы просто устали друг от друга, – думал я про себя, - у всех пар так бывает. За 3 года совместной жизни мы пережили многое, но в какой-то момент наши отношения заметно ухудшились. Рождение ребёнка, как казалось мне, станет новым этапом наших чувств … я думал, что всё наладится. Так оно и было, но когда ребёнку исполнился год всё опять пошло на спад.

Я сидел и смотрел на волны пара, исходящего из кружки с горячим напитком и задавал самому себе один вопрос - а люблю ли я её всё так же, как это было по началу, или наши чувства переросли в простую привычку? Ответ на этот вопрос я не знал, так же как не знал, что будет дальше.

Смотрю на часы, они показывают 08-30. Одеваю пиджак, проверяю наличие всех нужных мне документов и, не говоря ни слова, ухожу на работу. Сидя за рулём, я понимаю, что в моей голове пустота. Эта пустота не давит на меня, наоборот после того как вышел из дома я почувствовал себя свободным. Но свободным от чего? Неужели всё так плохо, что семейную жизнь я воспринимаю как неволю?! Скрипка Ванессы Мэй, доносящаяся из динамика мобильника, прерываем мой мыслительный поток.

- Аллё.
- Здорова, у тебя ничего не изменилось? Встречаемся на Курской?
- Ага.
- Ну всё тогда! В 10 жду тебя!
- Давай, – сухо отвечаю я.
- Что-то ты не многословен сегодня! Что-то случилось?
- Не бери в голову, всё в порядке.
- Ну тогда ладно. До встречи.
Я кидаю телефон на заднее сидение автомобиля и повторяю вслух фразу, только что сказанную мной в телефонном разговоре:
- Всё в порядке! А ты уверен, что у тебя всё в порядке? – спрашиваю я самого себя.
- Не уверен – отвечаю я сам себе же.

10-05.
Стою около «Атриума» и жду своего компаньона по бизнесу, который должен передать мне кое-какие документы. Смотрю на часы и замечаю, что он опаздывает уже на пять минут. На улице, несмотря на столь раннее время, стоит ужасная жара. Я ослабляю узел галстука и растягиваю верхнюю пуговицу рубашки. Краем глаза я замечаю, как ко мне кто-то подошёл с правой стороны и остановился. Я интуитивно поворачивая голову и замечаю что рядом со мной стоит женщина, лет тридцати пяти – сорока, с чертами лица, выдающими её кавказскую принадлежность.

- Добрый человек, позолоти ручку, всю правду расскажу! Что есть, что будет, чего остерегаться?!
Fack, - думаю я про себя, - как же я не люблю связываться с такими людьми, но в слух произношу:
- Простите, но я тороплюсь.
- Как можно торопиться, стоя на месте?

Понимая, что как-то нужно уходить от этой неприятной ситуации, я вынимаю из внутреннего кармана пиджака бумажник, достаю из него сто рублей и протягиваю ей. Она берёт деньги и что-то хочет сказать, но я уже нахожусь к ней спиной и направляюсь в прохладные стены «Атриума». Зайдя в торговый комплекс, я чувствую себя намного спокойнее. Поднимаюсь на эскалаторе на второй этаж и сажусь за столиком. Подходит официант и предлагает мне выбрать что-нибудь из их меню. Я заказываю безалкогольный мохито, потом смотрю на часы и понимаю, что мой компаньон - Алексей задерживается уже на четверть часа. Я достаю мобильник и листаю свой телефонный справочник в поисках его номера. Кто-то садиться передо мной, за мой же столик и, поднимая глаза на своего «собеседника», я не на долю не сомневаюсь что это Лёша.

Но моему удивлению не было предела, когда я увидел перед собой … всю ту же гадалку с улицы.
- Денег просто так я не беру, - сказала она, - и поэтому в данный момент нахожусь перед вами. Я могу рассказать вам обо всём, что вы хотели бы узнать.
- Если честно, то я не верю в подобные проявления экстрасенсорных способностей.
- А вот это зря!
- Ну не знаю – не знаю, - ответил я, - простите, но я жду одного человека.
- А вы его будете ждать ещё очень долгое время, и поэтому у нас есть время для разговора.
- От куда вам знать, сколько мне его ещё ждать?
- Ответьте на звонок и сами всё узнаете.
- На какой звонок? – в недоумении спросил я.
В этот момент мобильник, лежавший на столе передо мной начал вибрируя, ползать по столу. На дисплее высвечивался абонент «Алексей (бизнес)».
- Берите-берите трубочку и убедитесь в том, что у нас есть время, - сказала она.
- Да, - начал я телефонный разговор.
- Сань, я в пробину нереальную попал. У тебя есть время, чтобы подождать меня ещё пол часика, а может и больше?
- Давай, жду, - замедленно произнёс я.
Лицо моей собеседницы расплылось в улыбке:
- Вот видите, у нас есть ещё пол часа, а может и больше.
- От куда вы всё это знаете? Кто вы вообще такая?
В этот момент мне стало жутковато.
- Моё имя всё равно не скажет тебе, ровным счётом, ни о чём, поэтому я не вижу смысла говорить его. А знаю я намного больше, чем ты думаешь, - она всё продолжала улыбаться, вводя меня в какое-то гипнотическое состояние, - а вот сейчас подвинься чуть правее!
Не успел я спросить, зачем мне это делать, как на своей спине почувствовал прохладу, а потом услышал звук бьющегося стекла. После секундной паузы я понимаю, что моя спина мокрая. Оборачиваюсь и вижу как молодой парень – официант стоит с пустым подносом в руках, а перед ним валяются осколки от разбитого стакана и весь этот пейзаж довершают листья мяты и клубничка, которая должна была стать украшением на стакане с моим мохито, но сейчас лежит на полу.

- Я же тебя предупреждала, что надо немного подвинуться, - смеясь, сказала гадалка.
Моё удивление и непонимание ситуации достигли такого придела, что я не был в силах даже наорать на этого юнца, который только что испортил мне костюм, стоимостью в несколько тысяч евро.

- И это ещё не самое страшное, что случиться с тобой в ближайшее время, - продолжает она.
Я тут же оборачиваюсь назад, чтобы быть готовым к ещё какой-нибудь неожиданности, но вижу лишь как официант, с испуганными глазами собирает осколки в свой поднос. Уже веря во все сверхъестественные способности этой женщины, я испуганно спрашиваю:
- Что? Что случиться ещё?

Улыбка с её лица моментально исчезает:
- Я знаю, что происходит сейчас у тебя в душе – она теряется в догадках о том, что делать дальше. А знаешь ли ты, что в один момент этого самого «дальше» вообще может не стать?
- Вы сейчас на что намекаете?
Она извлекает из под стола белый конверт и кладёт его передо мной:
- Этот конверт близкие тебе люди должны будут найти рядом с твоим телом …
- Телом? – я произношу это так громко, что все, кто в данный момент находился поблизости, обернулись в мою сторону, - я что умру?
Она опустила глаза. Сидя и смотря в стол, практически шёпотом, гадалка сказала:
- Ты ни в коем случае не должен открывать этот конверт до полуночи, а уж тем более смотреть, что в нём находится.
- А что случится, если я раскрою его прямо сейчас? – нервозно спросил я её.
- У тебя же есть ребёнок? – не получив ответа, она продолжила, - Так вот подумай о нём, а уж если твой сын тебе безразличен, то можешь прямо сейчас открывать конверт, но только последствия могут быть куда неприятнее чем одна твоя смерть.
Мы сейчас сидим с ней и говорим о мой жизни и смерти, как будто два приятеля встретились и толкуют о последних кино- и авто-новинках. Неужели она вообще не имеет цены?
- И что мне теперь делать? – произношу я, находясь в шоке.
Она посмотрела на часы, а потом сказала:

- Сейчас одиннадцать и жить тебе на этом свете осталось ровно тринадцать часов. Мой тебе совет – проживи этот промежуток времени как можно более полезно!
Она поднялась из-за стола и направилась в сторону эскалаторов, через пару секунд её фигура уже скрылась из моего вида, а я всё сидел и смотрел в ту сторону, куда она уходила. Звонок Алексея вновь вернул меня в реальность:
- Ну всё, я на месте, ты то где?
- Лёх, жди меня в машине, я сейчас выйду.
Я выхожу из торгового комплекса, ищу глазами автомобиль Лёхи и направляюсь к нему.
- Ну и жара! - начинает он диалог.
Я сажусь на переднее сиденье и ничего не говоря, отдаю нужные бумаги коллеге.
- Эй, друг, тебе что плохо? Ты чего такой бледный?
- Не знаю, приболел наверно, - отвечаю я.
- Ты извини, пожалуйста, что я заставил тебя в таком состоянии меня ждать, но Москва сошла с ума! Прикинь, еду по Земляному Валу, а тут на красный …
Не дослушав его рассказ, я говорю:
- Лёх, мы с тобой давно общаемся и работаем, ты можешь мне помочь кое в чём?
- Ну да, конечно! Что такое?
- Перепиши, пожалуйста, мою долю в нашем деле на Лену.
- На какую Лену? На жену твою что ли?
- Да.
- Я не понял?! Ты что умирать собрался и завещание уже начал составлять?
- Ты поможешь ей оформить всё это дело на себя?
- Да помогу, а что случилось то? Ты можешь мне объяснить?
- Лёх, не могу. Поверь, всё очень не просто и я не понимаю, что сейчас твориться вообще, но знай что за всё время, я тебя ни разу не подставил, не предал и не обманул …
- Ты чё говоришь так, как будто прощаешься?
Я открываю дверь машины, выхожу из неё, закрываю дверь и говорю ему в открытое окно:
- Лёш, у тебя много вопросов, на которые у меня, к сожалению, нет ответов. Позвони завтра Ленке и помоги ей пожалуйста.
- В чём помочь?
- Сам узнаешь в чём!
Я сажусь в свою машину и чувствую, как меня начинает колотить. Закрытое авто стояла почти два часа на солнцепёке и в салоне практически нечем дышать, но меня трясёт. Я смотрю в зеркало заднего вида на своё отражение и в буквальном смысле пугаюсь его.

Страх … боязнь смерти могут сломать человека за пару часов. Ты понимаешь, что тебе уже никто не поможет. Смерть – это даже не самая тяжёлая болезнь. При болезнях есть хоть какой-то минимальный шанс на спасение, а в ситуации, когда тебя ставят перед фактом окончания жизни, ты начинаешь считать себя ничтожным существом, не в силах сделать что-либо. А что если это всё не правда?! Что если … если-если … я ищу какое-то логическое оправдание тому, что происходит, но не могу его найти.

13.00.
Смотрю на часы, на них 13.00. Я двигаюсь по дороге со скоростью пятьдесят километров в час, так как руки плохо слушаются приказы мозга, а ноги кажутся ватными. Я еду и думаю что мне сделать в последние одиннадцать часов. Перед глазами стоит образ жены. Я решаю что весь оставшийся день я должен провести только со своей семьёй. Но как это будет выглядеть? Я встану за ужином и скажу – «Дорогие, я сегодня ночью сдохну, а вы не поминайте меня плохим словом! Так это должно быть?!

В два часа я приезжаю домой. Захожу в лифт и смотрю в зеркало, висящее на стене. Как себя сейчас вести? А может быть мне собрать вещи и уйти? Уйти и не мучить их лишними проблемами. Написать записку о том что у меня есть другая и … Нет, я не могу так сделать. Я открываю дверь нашей квартиры и захожу. Вокруг царит тишина.
- Дорогая! – кричу я и не получаю ответа.
Достаю мобильник и набираю её номер.
- Алло, - слышу я её голос.
- Привет! Где вы?
- Мы с Ваней пошли гулять в парк рядом с домом.
- Я сейчас приду, никуда не уходите.
- Что-то случилось что ли?
- Нет-нет, просто подождите меня.
Я выбегаю из подъезда и бегу в сторону парка. Когда только вхожу в него, чувствую приятную прохладу и запах леса. По тропинке навстречу мне идёт Лена с сыном. Одной рукой она везёт коляску, другой держит за ручку Ваню. Я бегу к ним на встречу, сначала беру на руки сына, а потом обнимаю жену.

- Лен, прости меня за утро! Прости меня, пожалуйста, вообще за всё плохое, что я когда-либо тебе делал. Только в последний момент я понял, что вы для меня два самых дорогих человека на земле.
- В какой последний момент?

Лена берёт у меня Ваню и, смотря не него, говорит детским голосом:
- А с каких это пор наш папа решил с ними погулять?!
- Па-па, - произносит Ванечка.
- Ты это слышала? – спрашиваю я у жены.
- Да.
- Он сказал «папа» … его первое слово – это «папа».
Я пытаясь сдержаться от слёз, но после того как представляю, что последний день вижу сына, меня пробивает. Почему такие трогательные и ценные события происходят именно в этот момент. Лена, не понимая, что со мной происходит, вновь отдаёт мне сына на руки, а я предлагаю ещё немного погулять. Мы направляемся к пруду, потом проходим ещё пару сотен метров вдоль берега и выходим практически к нашему дому.
Вернувшись, я смотрю на настенные часы и они показывают семь часов вечера. Пять часов … у меня ещё есть пять часов, чтобы побыть с любимыми. Я играю с Ванечкой, осознавая, что не делал этого уже очень давно. В будничном водовороте мы порой забываем простые прелести жизни.

Время летит очень быстро и на часах уже девять вечера. Лена говорит что Ване пора спать и забирает его, направляясь в комнату, но я прошу чтобы она позволила мне уложить ребёнка.
- Ну если хочешь, конечно, - отвечает она.
Ванечка уже практически уснул, а я лежу и смотрю на его ангельское личико. Я думаю о том, чтобы смог сделать, если бы не сложившиеся обстоятельства. Мне становится обидно за то, что не смогу увидеть как растёт мой ребёнок. Я не смогу увидеть, как он пойдёт в детский сад, потом в школу, потом будет получать высшее образование. Я не смогу узнать каким человеком он вырастет. От этих мыслей я чувствую, как по щеке медленно бежит слеза, потом ещё одна и я уже сдерживаю себя от того, чтобы не расплакаться. Обида и жалость – два чувства испытываемые мною в этот момент. Я переношу спящего малыша в его кроватку, сажусь перед ней на колени и шёпотом начинаю говорить:
- Ванечка, я надеюсь, ты вырастешь достроенным человеком. Не повторяй папиных ошибок. Люби самых близких тебе людей и не забывай, что у тебя есть отец. Я тебя очень люблю, малыш.

Комок в горле не даёт мне больше говорить. Я выхожу из комнаты и бросаю последний, прощальный взгляд на сына. Подхожу к зеркалу в прихожей и втираю слёзы. Лена сидит на кухни и делает маникюр. Я беру из бара бутылку шампанского, два бокала, подхожу к жене, беру её за руку и говорю:
- Пойдём.
- Куда?
- В одно место, которое тебе точно понравится.
- Мы на улицу идём? Тогда подожди, я оденусь.
- Не стоит терять время, просто иди за мной.
Лена проверяет Ваню и, убедившись в том, что он спит, мы выходим на лестничную клетку, и я нажимаю кнопку лифта.
- Куда мы идём? Что происходит?
- Не нужно вопросов, просто иди за мной.
Мы заходим в лифт, и я нажимаю на кнопку с номером 25. Поднявшись на двадцать пятый этаж, я обнаруживаю, что выход на крышу открыт. Мы забираемся на неё и перед нами открывается прекрасный вид на вечернюю Москву.
- Ты помнишь тот день, когда мы первый и последний раз здесь были? – спрашиваю я.
- Да, это было на наше новоселье, - с улыбкой говорит Лена.
- С тех пор прошло целых три года, а мы так ни разу сюда и не вернулись.
- Жаль, но ничего, я думаю, что у нас ещё много времени впереди для этого будет.
После этих слов я теряюсь и не знаю что ответить. Смотрю на часы и понимаю, что жить осталось сто двадцать минут.
- Что у тебя сегодня на работе было? – спрашивает Лена.
- Я думаю сейчас не стоит о ней говорить.
- А о чём стоит?
- Я хочу сказать тебе, что ты самый прекрасный человек, которого я встречал в своей жизни. Ты подарила мне самые лучшие годы. Я ещё раз хочу попросить прощения за все, что делал не так. Знай, чтобы не произошло, ты будешь всегда в моём сердце той единственно и неповторимой. Сегодня я понял насколько ты мне дорога и любима. Но самым главным, в этой жизни, для меня стал наш ребёнок.

Я благодарю тебя за то, что ты подарила мне его. Я хочу выпить за нашу семью.
Я открываю шампанской, разливаю его по бокалам.
- А я, в свою очередь, хочу сказать тебе, что тоже очень сильно люблю и не представляю свою жизнь без тебя. Ещё я …
Но я уже не слышал, что она говорит. Я сидел и смотрел в её глаза. Глаза, в которые влюбился несколько лет тому назад. Она продолжала говорить, а я смотрел за движениями её губ и вспоминал наш первый поцелуй. Продолжая свой рассказ, она улыбалась, а я смотрел на её улыбку … улыбку, которую унесу с собой на небеса.
- Мне что-то холодно становиться, - сказала она.
- Да, пойдём.
23.45.
Мы заходим в квартиру, Лена ещё раз проверяет Ванечку, а я иду и сажусь за свой письменный стол.
- Я за сегодня что-то устала, пойду ложиться, ты идёшь?
- Подожди, - я подошёл к ней и обнял за хрупкие плечи, - чтобы не произошло, знай, я буду любить тебя всегда.
- И я тебя тоже …
Я вернулся за стол, положил на него портфель и достал тот самый злосчастный белый конверт, который предназначался для семьи, после моей смерти. Часы на столе оповещали о том, что осталось 3 минуты. Я сидел и смотрел, как секундная стрелка сделала один круг, второй и в этот момент я почувствовал, как в глазах начало мутнеть. Я уже не различал, что показывают часы, понимая что это конец истории … истории, с печальным концом для всей моей семьи …

- Саша, эй, - я открываю глаза и вижу перед собой Лену, - иди ложись в постель. Ты заснул за рабочим столом.
Я смотрю на часы, они показывают три часа ночи. Что происходит? Мне что, всё приснилось? Но нет … я вижу перед собой конверт. Гадалка сказала, что я не должен открывать его до полуночи, а уже три часа ночи. Я отрываю край бумаги и достаю содержимое. Это тетрадный лист, сложенный пополам. Я разворачиваю его и начинаю читать:
«Я думаю, что сегодня помогла человеку понять вкус жизни. Прошу лишь прощения за ваши попорченные нервы, но это того стоило. Надеюсь что всё в вашей жизни, с этого момента, будет замечательно. С перерождение ВАС!»
Я вновь плачу, уже третий раз за последние двадцать четыре часа, но это слёзы радости. За последние сутки я пережил столько, сколько не пережил за всю жизнь. Ещё днём я думал, что мне осталось тринадцать часов до смерти, а сейчас я понимаю, что это были часы до нового рождения …

Комментариев нет:

Отправить комментарий